Обозреватель стенгазеты (helghi) wrote,
Обозреватель стенгазеты
helghi

Categories:

Война номер четыре

Нееет, я не забыла! Я просто тормоз (тоже механизм).


       - Правильно ли я понял, — полковник Тоцци подвинул к себе кофейник и долил чашечку гостя, потом свою, — что у вас нет серьёзных подозрений относительно целей нападавших?
       - Если только это не... ну, словом... не история, которую мы притащили из столицы... — пробормотал Орсо, по обыкновению запутавшись в словах. Даже с помощью кофе не удалось прогнать полностью неприятное чувство, что он не до конца проснулся. Голова была тяжёлой, он всё время мёрз и временами боролся с тошнотой — вот здесь кофе помогал прекрасно. Но ненадолго. Сосредоточиться на важном разговоре удавалось, но временами мысли уплывали, он переставал чётко слышать, что говорит собеседник, и глаза начинали сами собой закрываться. Да проснись же, глупец! От твоих слов зависит жизнь Зандара!
       - Об этом я и говорю, — полковник раскрыл шкатулку из заморского зеленоватого дерева, достал изящную чёрную трубку, неторопливо набил, зажёг. По комнате поплыл ароматный сизый дымок. — Ни один из нападавших не показался вам знакомым, следить за вами, видимо, перестали после Джеризу. Явной связи со столичными делами я не усматриваю. — Орсо показалось, что этот факт почему-то полковника радует. Он был невозмутим, деловит и логичен. Орсо показался сама себе глупым испуганным младенцем. В самом деле, быть может, он сам себя убеждает в том чего нет?..
       - Таким образом, — продолжал хозяин дома и вынул из рта трубку, чтобы отпить кофе, — на вас и вашего друга, находящегося в Ринзоре совершенно законно, — это слово прозвучало очень увесисто, — совершено бандитское нападение, видимо, с целью грабежа. Я уже уведомил полицию об этом возмутительном происшествии. Сын моего старинного друга, путешествуя в компании несколько экстравагантной, но вполне невинной, стал жертвой преступников, не остановившихся перед применением оружия, был ранен... ничего удивительного, что ему пришлось стрелять по негодяям!
       Орсо понял, наконец, куда клонит Тоцци, и мысленно обругал себя болваном. Очевидно, виноваты слабость и этот несносный туман в голове, иначе он не вёл бы себя как тупица!
       - Какая-либо ответственность для вас здесь совершенно исключена, — продолжал объяснять полковник. — Что до вашего приятеля, думаю, его разыщут уже к вечеру. Наши полицейские — отменные ищейки, этого у них не отнять... Ещё кофе?
       - Нет, благодарю... С непривычки слишком крепко для меня...
       - Сейчас вам это полезно, — сообщил полковник, выбил трубку и убрал в свою роскошную шкатулку. Орсо уже заметил, что его дом был наполнен редкими и дорогими вещицами со всего света. Деревянные идолы из Баар-Абы, моржовые клыки из Реттинга, чудовищный меч с волнистым лезвием — такие теперь таскают только на церемониях при девменском дворе, — шкура чёрного зверя, похожего равно на льва и тигра... И всё это очень мало говорит о хозяине. Почти ничего.
       Что ж, не забросив наживку, рыбки не поймать! Наживим-ка старые связи...
       - Мне очень неловко, что я ввалился в ваш дом в невменяемом состоянии, а не приехал, как положено приличному человеку, дождавшись приглашения, — начал Орсо, — но в своё оправдание должен сказать, что я намеревался заглянуть к вам, коль скоро оказался в Ринзоре.
       - С приглашением вы разминулись, должно быть, на день-два, — заметил хозяин дома. — Я сразу же написал вам, что мы всегда рады вас видеть. Впрочем, на праздники мы поедем в столицу — Джулия уже взрослая, ей негоже засиживаться в этой глуши...
       Орсо промолчал — Джулия была очень неудобным предметом для обсуждения, особенно с его стороны. При одном воспоминании о старшей дочери полковника он до сих пор заливался краской до ушей. Что было с ним с той минуты, когда он постучал в оконный переплёт кухонного (как выяснилось после) окна, и до того, как удалось окончательно проснуться с полчаса назад, — всё помнилось смутно. Но среди туманных воспоминаний о перевернувшейся земле, тягучей боли и мучительной душной жаре натопленной комнаты была одна чёткая, несомненная, яркая картинка — узкое девичье личико, дым светло-русых волос и ослепительный жёлтый камешек, качающийся у бледной щеки. Он бы многое отдал, чтобы в первый раз встретить Джулию в какой-нибудь более подходящий момент!
       Чтобы чем-нибудь занять руки, Орсо снова взял чашечку с кофе:
       - В вашем письме ко мне — в том, которое я успел получить, — вы выражали удивление решением моего отца по поводу... опеки, — этого вопроса полковник не поднимал, однако прояснить его Орсо считал необходимым. Ради одного этого он поехал бы в Ринзору. Ни у кого не должно остаться сомнений в том, что отец действовал разумно и обоснованно! Тем более не должны в нём сомневаться старые друзья. — Отец и госпожа Анлих были знакомы давно... для своих исследований она пользовалась Королевским архивом, и отец очень ей помог.
       Полковник терпеливо ждал продолжения. Младенцу понятно, что надо очень, очень хорошо знать того, кому вручаешь судьбу несовершеннолетнего сына, единственного ребёнка, — одного знакомства по архивной работе для этого недостаточно!
       - Госпожа Анлих на свой страх и риск выясняет вопросы, которыми... больше никто не занимается. — Соврать здесь не выйдет, утаить важные детали — тоже, только не от этого старого орла! Но Ада не упоминала, что говорить об этом нельзя. Как она сказала — чем меньше людей об этом знают, тем опаснее? — Она полагает, что наша страна находится под тайным влиянием каких-то негодяев, которые мечтают втравить её в войну, а это... — Орсо развёл руками, показывая, что не ему, зелёному юнцу, объяснять отставному офицеру, что для Андзолы означает война.
       - Вот почему она искала способов приблизиться к королевской семье... — вполголоса заметил полковник, словно думая вслух. — Впрочем, простите, я не хотел обидеть вашу опекуншу подозрениями. Возможно, я к ней несправедлив.
       Орсо пожал плечами (и тут же пожалел об этом — рука отозвалась жгучей болью):
       - Я мало об этом знаю. Тот зинал, которого похитили бандиты, был отпралвен к ней кем-то из её друзей с важными новостями. Быть может, враги решили, что и сюда, в Ринзору, он везёт какое-то важное послание... да и я, видимо, попал под подозрение.
       Это очевидно, — кивнул Тоцци; на это замечание Орсо не обиделся, потому что сия очевидная мысль только что посетила его больную голову, а выглядело так, словно с самого начала положено было предполагать именно это.
       - Больше мне нечего рассказать, — произнёс Орсо и снова чуть не пожал плечами (дурная привычка, надо бы отучаться от неё!), — но я не хотел бы. Чтобы вы считали решение отца ни на чём не основанным.
       - Я так и не считал, — просто сказал полковник. — Но решил предупредить вас, что в отношениях вашей семьи с Адой Анлих не всё очевидно. Вы сами дошли до этой мысли, но я не хотел, чтобы вы были излишне беспечны. Это может смотреться как вмешательство в чужие дела, тем более в дела семейные, но лучше я буду в ваших глазах навязчивым старым дураком, чем упущу угрозу для сына моего давнего друга. Этого я бы себе не простил. И когда я обещал вам помощь, я действовал не из вежливости, а потом, что был уверен: она вам понадобится.
       - В этом я убеждаюсь прямо сейчас, — мягко сказал Орсо; в самом деле, хорош бы он был, обижаясь на навязчивость хозяина дома, который укрыл его у себя от бандитов и делает всё, чтобы помочь Зандару!
       - В таком случае оставим пока эту тему и идёмте обедать, — полковник поднялся из кресла. — Сможете идти?
       - Да-да, всё хорошо, — Орсо торопливо встал, стараясь не опираться о подлокотник больной рукой (да сколько же он ещё будет инвалидом!). Шагая вслед за хозяином по коридору, он вдруг вспомнил, что за обедом будут обе юных Тоцци — Джулия и Серена, — и вновь покраснел от одной этой мысли. Так и явился в столовую с пылающими ушами. Может быть, всё-таки не заметят?..
Tags: Война номер четыре, чукча-писатель
Subscribe

  • Ещё сказочка, наконец закончила

    Ну, осталась из первоначально задуманного объёма одна, заветная. Какая интереснее - японская, китайская, африканская? Чего душа просит? СОЛНЕЧНЫЙ…

  • (no subject)

    Нынешнее время — не эпоха скорбей, Нынче горевать — неподходящее дело: Светит на макушку золотой скарабей, Хочет убедить, что будет всё, как хотела.…

  • Чтобы что-то было в ЖЖ :)

    Будет ещё немного текста, потому что возникли поводы к нему вернуться. Я вообще, видимо, марафонец - этой книжке летом 9 лет (!). А она ещё только…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments