Обозреватель стенгазеты (helghi) wrote,
Обозреватель стенгазеты
helghi

Category:

Война номер четыре

       Начинание воспитанника Ада не критиковала, хотя и предупредила сразу: шансы узнать что-нибудь стоящее через «брата Мауро» невелики. Может ведь оказаться, что этот след никуда не ведёт. Орсо не стал спорить, хотя связь «интереснейшего» кружка и таинственных недругов Ады казалась ему очевидной...
       Матео заработал от матушки невообразимый нагоняй за «разврат и гульбу», зато следующим вечером Орсо неожиданно получил письмо от Розы Каленти. Она благодарила «дорогого кузена» за заботу о Матео, который, как ей точно известно, попал в весьма опасную переделку и выпутался из неё лишь благодаря умному и решительному другу. Орсо прочёл письмо с удивлением. Матео, несмотря на крутой нрав матушки, нашёл, очевидно, возможность увидеться с Розеттой и изложить ей каку-то авантюрную историю с его, Орсо, участием. Хотелось бы знать, имел ли его рассказ хоть что-либо общее с действительностью? И зачем ему вообще всё это понадобилось?..
       Ада тоже в эти дни получила странное послание — впрочем, большинство приходящих ей писем вполне заслуживали называться странными. Вскрыла она конверт при воспитаннике, и он вместе с опекуншей вдохнул странный чужой запах, исходивший от бумаг, и ощутил на руках тонкую жёлто-охряную пыль, которой были покрыты листы в конверте. Там лежала свёрнутая во много раз карта, вычерченная не очень умелой рукой на тончайшей, полупрозрачной бумаге. Что она изображала, Орсо без подсказки понять не смог: какие-то скопления точек, заштрихованные области, линии, соединяющие точки друг с другом, обведённые пунктиром фигуры разнообразных форм... О том, что это карта, говорила лишь координатная сетка, как на обычных географических картах.
       - Это известные нам звёздные острова, — объяснила Ада в ответ на изумлённый взгляд молодого человека. — Вот тут отмечены звёзды, где бывали наши враги; вот здесь — области, где с ними ведут открытую войну, а это — системы, о которых известно очень мало, а значит, велик шанс наткнуться там на крепости или базы противника...
       - Но кто он, этот противник? — задал Орсо давно занимавший его вопрос. — Какие у него силы?
       Ада расстелила карту на столике в гостиной, перед жарко горящим камином, закуталась в необъятную пуховую шаль, опустилась в любимое кресло и начала теребить бахрому покрывала:
       - Помнишь, мы говорили, почему наша страна опасна для врагов?
       - Потому что тех, кто занят производством, очень много и они могут составить политическую силу? Так?
       - Так, — кивнула женщина, пропуская между пальцами шёлковые нити бахромы. — Те, кто производит, и те, кто покупает их труд, живут разной жизнью, в разных условиях, но они связаны друг с другом и, пока всё это не переменится, одни не могут существовать без других. Но есть и те, кому поперёк горла само это их существование. Они понимают только один порядок: господин и пресмыкающийся перед ним раб. А те, кто работает на заводах и в шахтах, строит и даже воюет, рабами не являются. Как бы бедно они ни жили, они продают свой труд, а не принадлежат хозяину, как полезное имущество.
       Ада поднялась из кресла и захромала по гостиной, хлопая по ладони конвертом от письма.
       - Ты, вероятно, знаешь, почему аристократия ненавидит богатых промышленников и торговцев?
       Орсо кивнул:
       - «Жирная трава без корней» — старое ругательство...
       - Да, корни у нынешних богачей обычно уходят неглубоко, — кивнула женщина. — У многих деды, отцы, а то и они сами начинали зарабатывать, торгуя вразнос пирожками или разгружая баржи в порту. Очень немногие из них имели готовый начальный капитал... Пройдёт пятьдесят-сто лет — и у купеческих и промышленных фамилий тоже отрастут корни, но пока дворянам, которые не умеют или брезгуют богатеть таким путём, остаётся гордиться родословными — больше-то нечем...
       - Но есть ведь и очень богатые дворянские роды! — заметил Орсо.
       - Есть, — согласилась опекунша, снова уселась в кресло и начала в задумчивости расплетать толстую чёрную косу. — Чаще всего их состояния выросли на грабеже, а кого и что грабить: заморские колонии, государственную казну или население собственной страны — не так уж важно. Грабёж, воровство, взятки, женитьба на богатых наследницах — вот истоки этих состояний. — Ада отбросила за спину волну волос и недобро усмехнулась:
       - А проще и удобнее всего грабить рабов.
       Теперь уже Орсо мерил шагами гостиную, пытаясь уложить в голове все эти премудрости:
       - Аристократия — за войну? Не могу поверить...
       - Отчего же? Аристократы — военное сословие, смысл их жизни — война в защиту своих земель, полученных от сюзерена, и грабёж соседей. Вспомни любимые развлечение дворян — охота и турниры. Воинские занятия.
       - Но сейчас ведь... другие времена... — Орсо попытался представить отца в рыцарской броне во главе отряда... кого?
       - Да, такие, как твоя семья, — порождение более поздней эпохи, — Ада угадала его мысли. — Вы не воины — вы рантье. Владеете землёй, но никогда не имели в собственности людей, живущих на ней. Источник ваших доходов — арендаторы, а это уже весьма далеко от милой сердцу старой аристократии картины «раб и господин»!
       Орсо потряс головой не хуже Пороха:
       - Но какая связь между этими дворянскими бреднями и войной?!
       Ада вздохнула:
       - Понимаешь, всё завязано на способ ведения хозяйства. В нашем случае — хозяйства страны. Война заставит заводы работать на износ и одновременно потребует призвать в армию людей, которые раньше трудились на них. Значит, у станков их заменят женщины и дети. И крестьян, которые будут вынуждены кормить армию, тоже станет меньше — они ведь попадают под мобилизацию. Значит, и здесь вместо мужчин пахать и ловить рыбу будут женщины и дети. Кончится тем, - женщина пошевелила кочергой угли в камине, - что государство или победит ценой полного падения производства... или проиграет с тем же исходом. Полумёртвая от голода, обезлюдевшая, нищая страна. Вот тут-то и явятся те, кто считает себя хозяевами мира: предложат дары — весьма соблазнительные, плохо не держат! - в обмен на признание за ними верховной власти. Жизнь сытого раба, всегда готового лизать сапог господина. Они-то и станут господами, а вся страна — толпой рабов, отличных друг от друга только количеством хозяев, стоящих выше.
       Ада помолчала, потом словно нехотя добавила:
       - И это — одна из самых мощных стран мира! Остальные уступают Андзоле по населению, развитию производства, природным богатствам или по другим меркам... Они тем более не устоят. А наша здешняя аристократия с немалым удовольствием поможет захлопнуть эту ловушку!
       - Но... почему? - тихо спросил Орсо.
       - Потому что рассчитывают занять при новом порядке местечко поближе к господам, - пожала плечами Ада. - Наивная мечта! Как и все их мечты, впрочем...
       - Значит, - юноша думал вслух, и опекунша не прерывала его, - часть наших дворян поддержат войну? Тогда выходит, что брат Мауро может... ну, то есть... - Ада молчала, не желая сбивать воспитанника с мысли.
       - То есть он не ждёт, что все эти братья непременно будут воевать — они же сопляки, кто их пустит... но из них готовят будущих господ? Сословие властителей? Так, что ли?!
       Ада посмотрела на него с гордостью и ноткой печали:
       - Да, мой дорогой, примерно так. Не в первый и, боюсь, не в последний раз. А теперь подумай, много ли жителей Андзолы поймут это заранее, до того, как начнётся всё это безумие. Да и когда начнётся — этого бывает мало для понимания...
       - Но... - Орсо заметался по комнате, - но почему вы не расскажете всё это? Всем? Можно же написать в газете, в конце концов...
       Женщина вытянула ноги к огню и сложила руки на груди; отражая свет углей, кровавой каплей блеснул гранат колечка.
       - Мы уже пытались так делать. По наивности — только, умоляю, не принимай на свой счёт! - я сначала тоже верила, что стоит только всё рассказать — и люди сами поймут, что и как делать... К сожалению, есть много «но». Ты веришь мне, потому что мне доверял твой отец и сам ты уже успел на своём опыте проверить, что мои слова хотя бы отчасти правда. Его величество верит мне, потому что никогда не спорит с королевой Марией, а она верит, потому что я смогла показать ей свидетельства давнего большого заговора — те, что помог найти твой отец. Зандар верит, потому что сам встретился с врагами и только потом узнал, что это за враги... А как мне убедить миллионы других людей? Жизни, даже моей, не хватит, чтобы дать каждому его личный, особенный опыт, который заставит его задуматься и поверить!
       Ада резко подняла на ноги, тяжело опираясь на подлокотники кресла, встала перед огнём и теперь говорила как будто с играющим на поленьях пламенем, а не с воспитанником:
       - С таким врагом, как наш нынешний, должны бороться не рыцари-одиночки, а организованные всеобщие силы — армии, партии, страны, миры... Чтобы это случилось, общество должно знать о природе, корнях этого врага, об опасности, которую он несёт, и о путях борьбы. А этот опыт нельзя пересказать. Его либо получают на своей шкуре — и, как всякая подобная наука, он может быть смертельно опасен, - либо перенимают у другого общества, прошедшего этим путём. Перенимают, сливаясь с ними, образуя новое общество, наследующее всем свои предшественникам... - Отдавшись мыслям, Ада, казалось, вовсе забыла о собеседнике и словно продолжала какой-то давний спор, не связанный ни с Орсо, ни вообще с делами этого мира.
       Юноша почти перестал понимать её, тем более что в её взволнованной речи всё чаще проскальзывали неведомые ему слова. Звучали они вроде бы знакомо, но уловить их смысл не удавалось.
       Ада внезапно замолчала, прошлась туда-сюда по гостиной, сцепив руки, потом обернулась к воспитаннику:
       - Говоря упрощённо, здесь, у нас, ещё не хватит знаний, чтобы понять весь размах беды. А требовать слепой веры я не стану и никому не советую: это любимый приём наших врагов. Так что, если уж быть честной до конца, мой дорогой воспитанник, я могу действовать здесь только от лица своей небольшой семьи — не Их величеств, а моих родных. Мы, если можно так сказать, наследственные борцы с нашим давним врагом, выискиваем его по всем мирам и преследуем, где можем.
       Словно вдруг разом устав, Ада тяжело опустилась в кресло:
       - Конечно, мы не всегда действуем как одиночки. Мы — часть большой силы, но сила эта то появляется, то исчезает, смотря по тому, какими путями идёт история. Вот эта карта, - она погладила разложенный на столике невесомый лист, - составлена, точнее, обновлена женой моего мужа. Для меня это не просто полезный инструмент — это привет от подруги, с которой мы давно не встречались и не знаю, как увидимся...
       - Как... жена... мужа? - растерялся Орсо.
       - А что такого? Нас у него много, - серьёзно сказала Ада; в голосе её послышалась очень давняя и глубокая печаль, истоков которой Орсо неоткуда было знать.
       - А.. где же он сам? - он наконец справился со словами, которые по обыкновению куда-то разбежались.
       - Не знаю, - тихо сказала Ада, и это тоже было эхом каких-то давних, запредельных и чужих печалей.
       Орсо замолчал — он винил себя, что навёл Аду на эти ранящие мысли; в молчании обдумывая всё, что она сказала, юноша вдруг споткнулся о слово, которое должно было сразу привлечь его внимание, а он, глупец!..
       - Вы сказали: это дело семьи? - произнёс он осторожно.
       - Да, можно считать так.
       - Но... тогда... простите, если я много на себя беру, но... вы сказали Зандару, что я ваш приёмный сын, и...
       - Да, всё верно, - женщина посмотрела ему в глаза и неожиданно ласково улыбнулась, - ты теперь часть нашей семьи. У тебя есть братья и сёстры, да ещё несколько приёмных матерей вдобавок. Если будет с нами удача — со всеми встретишься... правда, не могу обещать, что скоро.
       - И мой отец... ведь он знал, что... так будет?
       - Он этого хотел, - просто ответила Ада. - Ему была невыносима мысль, что ты останешься один в мире, где многое зависит от семейных связей. Конечно, тут есть и порядочно обязательств, но и преимуществ немало. Они тебе скоро понадобятся, чует моё сердце...
Tags: Война номер четыре, чукча-читатель
Subscribe

  • Ещё сказочка, наконец закончила

    Ну, осталась из первоначально задуманного объёма одна, заветная. Какая интереснее - японская, китайская, африканская? Чего душа просит? СОЛНЕЧНЫЙ…

  • (no subject)

    Нынешнее время — не эпоха скорбей, Нынче горевать — неподходящее дело: Светит на макушку золотой скарабей, Хочет убедить, что будет всё, как хотела.…

  • Чтобы что-то было в ЖЖ :)

    Будет ещё немного текста, потому что возникли поводы к нему вернуться. Я вообще, видимо, марафонец - этой книжке летом 9 лет (!). А она ещё только…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments