Обозреватель стенгазеты (helghi) wrote,
Обозреватель стенгазеты
helghi

Categories:

Война номер четыре

Нет, я не забыла и не забросила: как только зверь писец был изловлен, занялась привычной графоманией...

       Над столицей повисло тревожное ожидание беды. Похороны короля прошли помпезно и мрачно, будто вместе с ним хоронили что-то ещё, что-то ушедшее вместе со старым, по большому счёту добрым королём, который за всё своё тридцатилетнее правление не вёл ни одной войны, а умер так удивительно не вовремя... Ада на похоронах не была — вернее, была в толпе зевак, когда процессия выезжала из дворцовых ворот. С королевой она встретилась заранее, женщины о чём-то поговорили, кратко и без слёз (чего втайне побаивался Орсо), Мария крепко обняла смущённого приёмного внука и отпустила обоих — ей было нелегко, но помочь здесь никто не мог.
       В ночь, когда не стало короля, ни Ада, ни Орсо толком не спали, а с утра, только рассвело, женщина отправилась в городской особняк полковника Тоцци; по правилам светского общества должно было быть наоборот — полковнику было бы вполне прилично приехать в дом на Звериной и выразить соболезнования, но Орсо уже понял, что Ада по каким-то серьёзным причинам не хочет, чтобы отставной шпион бывал у неё. Ей виднее, решил воспитанник, а поскольку его Ада с собой не позвала, он решил не откладывать свой нелёгкий разговор — нужно было вернуть коня и побеседовать с хозяином...
       У него не было никакой уверенности, что брат Карло вообще станет слушать его — новичка в «интереснейшем обществе», к тому же не особенно родовитого. Но по старой пословице несчастье помогло — правда, несчастье было такого рода, что Орсо предпочёл бы обойтись без этого аргумента. Вечером того дня, когда его похитили, в гостинице «Уточка» неизвестным лицом был заколот Сексто Арицци — «брат Джузеппе», хорошо знакомый молодому Масканьи. Эту леденящую кровь историю Орсо узнал от Паоло, которого Ада подключила к поискам похищенного воспитанника. Паоло в молодости служил в городской полиции и, выйдя в отставку, отнюдь не растерял тамошних друзей. Ему поручили выяснить всё, что известно за последние дни о нападениях и похищениях, и в числе прочих он откопал эту историю, понятия не имея, что Орсо она скажет очень много. По сообщениям свидетелей, молодой Арицци встретился в гостиничном ресторане с каким-то своим знакомым, они поговорили несколько минут, после чего знакомый откланялся, расплатился и ушёл, а юноша остался сидеть за столом. Прошло не меньше получаса прежде, чем девушки из обслуги сообразили, что он мёртв. Длинное трёхгранное лезвие пробило ему аорту выше сердца, прошло насквозь и вонзилось в спинку кресла, куда впиталась и кровь. Его собеседника описывали скупо и расплывчато, но две заметные черты — зелёный плащ и шарф, намотанный до самого носа, — были для Орсо весьма узнаваемы.
       - Чего же он хочет? — растерянно спросил Федерико, вполне поверивший в опасность.
       - Толкнуть нас к военной истерии, а если война всё же начнётся — на передний край, чтобы мы все там перемёрли как герои сомнительной славы.
       - Зачем?.. — В глазах наследника Молла Орсо, вопреки своим опасениям, не увидел страха, но, похоже, этот простодушный парень никак не мог поверить, что кто-то способен на такое вероломство, да ещё и не со зла, не в запале ссоры, а с жестоким холодным расчётом...
       - Когда погибнут наследники знатнейших семей страны, прервутся древние роды, на которых держится нынешняя дворянская традиция. И их легко будет заменить новыми аристократами, которые будут готовы верно служить своим благодетелям.
       - Ты знаешь больше, чем говоришь, — вздохнул Федерико, — хотя я тебя не виню. Ты, видно, думал обо всём этом давно, у тебя есть какая-то картина событий, но я пока не могу её понять...
       - Я сам не всё понимаю, — своеобразно успокоил его Орсо, — ясно только, что мы — затравка, топливо для будущих событий. На нашем патриотическом порыве можно сделать очень выразительные газетные заголовки, да и вообще мы — прекрасный агитматериал.
       - Ка-ак?! Агит...материал?! — взъярился наконец Федерико. Смотрелось это страшно — словно пришёл в движение доселе спавший вулкан. — Ну я ему покажу материал... я ему...
       - Не спеши, помни — он начал раньше нас. У него многое подготовлено для такого сценария, и он не один — такое без помощников не провернуть. Я бы предложил изловить его, вытрясти из него правду... и заодно душу.
       - Я в деле, — Федерико протянул ему свою огромную мощную руку.
       - Тогда предупреди остальных братьев, кого знаешь. Я для них чужой, а тебя могут послушать.
       Из особняка Молла Орсо поехал к Матео и оставил ему записку, что ждёт вечером в гости. А дома застал Аду в весьма удивительном настроении: она велела принести в гостиную окованный металлом ящик и, раскрыв его, перебирала образцы самого разного оружия. Увидев воспитанника, она обрадовалась:
       - Присоединяйся! Весь этот арсенал нам может пригодиться: надо заранее просмотреть, что ещё годно, а чему место в музее.
       По характерным формам — длинное дуло и рукоять — Орсо мог понять, что оружие это огнестрельное, но во всём остальном оно имело совершено непривычный вид. Даже цвет и обработка были диковинны: ни бронзовых оковок, ни резьбы, ни насечки на металле — строгие чёрные и серебристые детали, тиснёные или чеканные клейма изготовителя, угрюмый тёмный матовый блеск или холодный глянец ничем не покрытой стали...
       Орсо осторожно взял в руки одно из удивительных изделий, покрутил так и эдак:
       - А куда насыпать порох?
       Ада подняла другой образчик:
       - Порох уже в снаряде, которым они стреляют. Вот, посмотри, — она вытряхнула из коробки удлинённый жёлтый цилиндрик с острым концом, — это патрон: пуля и пороховой заряд соединены внутри него. Вот этот боёк, — она оттянула какой-то рычаг, — бьёт по заднему концу патрона, вот сюда, порох взрывается, и вытолкнутая силой расширения газов пуля летит вперёд. Летит, имей в виду, намного дальше, чем из привычных тебе пистолетов! А вот такая у него пуля, — женщина взяла в руки другую коробочку, поменьше, и выкатила на ладонь крошечный матово блестящий шарик.
       - Такая маленькая... — удивился Орсо, — разве от неё будет толк?
       - Она летит не только дальше, но и с большей скоростью, а за счёт маленького размера входит в намного более плотные среды, чем тело человека. Ты же знаешь, что толстой иглой труднее проколоть ткань, чем тонкой... я надеюсь?
       Молодой человек кивнул, рассматривая оружие. Меньше, чем обыкновенный пистолет, но намного опаснее... Он переложил металлическую диковину из руки в руку — и в ней что-то с лёгким щелчком повернулось.
       - Ой... я ничего не сломал?
       - Нет-нет, всё верно, — Ада показала, как у рукояти крутится на оси барабан с пустыми продолговатыми лунками. — Сюда вставляют патроны, и, когда первый выстреливает, нужно щёлкнуть вот этим хвостиком — и следующий патрон уже готов! При некотором умении это можно делать быстро! — Она вытянула руку и несколько раз нажала тугой (Орсо уже проверил) курок, каждый раз после этого ловко отщёлкивая торчащий вверх рычажок.
       - Вот это скорость!
       - Да, но не надо забывать, что патронов всего семь, — Ада вернула ему оружие. — Не следует увлекаться, и сделанные выстрелы считаешь не только ты, но и противник. Хуже нет, чем оказаться безоружным, расстреляв весь барабан!
       Орсо подержал в руках ещё несколько образчиков странного оружия: некоторые были явно маловаты для него, другие ложились в ладонь хорошо, но очень уж были тяжёлыми, даже Ада перекладывала их двумя руками... Один, серебристый, с туго проворачивающимся барабаном, просто не захотелось класть назад! Пальцы будто сами легли на ребристую рукоять, курок ходил мягко, но с усилием, а барабан при провороте лязгал тяжело, нежно и сочно...
       - Возьми этот, — одобрила Ада и выкопала со дна ящика картонную коробку с выступившими на крышке масляными пятнами. — Вот к нему патроны, должно быть сорок девять штук. Когда заряжаешь, следи, чтобы патрон не перекашивало в каморе... вот здесь, — она вытянула барабан и показала семь аккуратных цилиндрических лунок, потом ловко встряхнула рукой, и барабан почти беззвучно встал на своё место.
       Орсо повторил её действия, убедился, что всё запомнил верно, и взял коробку. Она привлекала внимание отдельно. На крышке была наклеена двухцветная этикетка с контурным изображением звезды и непонятными буквами в несколько рядов. Буквы — это само по себе любопытно, но звезда! Звезда была точно такая же, какие вешали в церкви на бронзовые деревья, только без цепочки.
       - Откуда это? — прошептал Орсо. — И почему звезда как наша?
       - Такие звёзды встречаются на многих гербах, — сказала Ада. — Это сделано на одной далёкой планете, где такое оружие давным-давно в ходу. Звёздочка обозначает страну, где выпущены патроны.
       - Давным-давно? — удивился молодой человек. — А выглядит как новый...
       - Он и есть новый. Его сделали по моему заказу, когда я собирала разные необходимые вещи для путешествий. Остальные подобраны там и сям, часть — боевые трофеи, вот этот, например. — Она покачала на руке маленький плоский чёрный пистолет со смешным коротким стволом. — Отобрала у одного гада, когда он хотел ограбить... а, впрочем, неважно. — Пистолет отправился на дно ящика. — Бесполезная игрушка: заряжать нечем. А из своего постреляй, не пожалей десятка патронов: руки должны привыкнуть. И никогда, запомни, никогда не смотри в дуло! Даже если тебе кажется, что он не заряжен. Я знала одного, который так остался без головы...
       Орсо честно отстрелял в подвале два полных барабана, хотелось ещё, но пожалел боеприпаса — пополнить-то его негде! Зарядив шесть патронов из семи (как советовала Ада) и ссыпав в карман ещё полтора десятка на всякий случай, он занялся организацией собственной операции против брата Мауро. По сведениям полиции, убийцу пока не задержали, а значит, он где-то продолжает свою опасную работу. Пока в стране смута и безобразие, самое время таким, как он, ловить рыбку в мутной воде!
       Полковника Орсо привлекать не стал — не по его масштабу дело. Федерико, Матео и Паоло составили все его наличные силы, остальное должны была сделать «братья». Впрочем, в подробности ожидаемого «брат Карло» их не посвящал — просто сказал нескольким, кого хорошо знал лично, что на следующее соборание — а оно неминуемо должно состояться в ближайшие дни — надо прийти по возможности всем: обстановка в стране требует решительных действий, а для начала — твёрдой позиции. Действительно, на следующий день Федерико и его приятель Аугусто Милья сообщили, что им пришли обычные приглашения — на почтовых карточках, но без оттиска печати доставившего их почтового отделения. Матео карточки не получил, Орсо — тем более, но это было предсказуемо. Неочевидным было то, что их немедленно известят о времени месте собрания. Требуя от «братьев» всегда сохранять единство, брат Мауро внезапно добился этого на свою же голову...
       На встречу пришло три десятка человек — потомки почти всех знатные семей столицы и окрестностей; многие приехали на праздники и поневоле остались на королевские похороны, так что собрание вышло представительным. Тем лучше, рассудил Орсо, подсматривая за происходящим в цель двери кухни в крошечном грязноватом трактирчике, который брат Мауро выбрал для «интереснейшего общества». В соревновании на звание самого унылого и подозрительного заведения столицы этот притон намного обошёл тот, где они с Матео побывали в прошлый раз...
       Брат Мауро явился не один — с ним были ещё двое, почти одинаковые на вид, молчаливые и ненавязчивые; они расположились по углам трактирной залы и замерли там. Следовало предположить, что пистолеты у них под рукой, и не по одному, — Орсо поделился этим предположением с Паоло, бывший полицейсикй согласился и посоветовал, буде возникнет потребность войти в залу, не поднимать голову выше уровня столов. Орсо проверил, на месте ли забавный серебряный пистолет: тяжёлая холодная рукоять просилась в руку... рано, рано ещё, может, всё и обойдётся!
       Матео тоже напросился участвовать; обижать его Орсо никоим образом не хотел, хотя и не был уверен в боевых качествах товарища. Поэтому его роль была одновременно сложной и не очень опасной — заранее явиться в трактир и проследить, чтобы хозяева не выкинули какой-нибудь подозрительной штуки. Основания держать их в почтительном страхе у Матео имелись в виде бумаги из управления полиции — Паоло уверил, что это будет достаточно, и оказался в целом прав; хозяева, кажется, нередко имели дело с сомнительными людьми и подозрительными историями, так что навязчивое внимание полиции очень помогло им проявить здравомыслие, а ещё больше укрепили в этом решении пятьдесят анов, выданных в качестве возмещения за возможную порчу имущества.
       На сей раз, оглядев собравшихся за столами с выпивкой, брат Мауро начал без предисловий:
       - Братья! Страна понесла тяжёлую утрату; Его величество не зря называли самым миролюбивым монархом современности, и теперь только ленивый не размышляет, насколько доступной стала Андзола, лишённая своего главного защитника. В воздухе носится запах горящих фитилей и ружейного сала, братья! Война на пороге, и кто из соседей-шакалов первым дерзнёт нарушить наши границы — лишь вопрос времени. Готовы ли вы?
       - Готовы! — рявкнули тридцать глоток; Орсо в свою наблюдательную щель с восхищением заметил, что и Федерико не отстал от других, вот только готов он был немного к другому повороту событий. Чем дальше, тем больше воспитанник Ады восхищался молодым Масканьи: туповатым и нерешительным он казался ровно до тех пор, пока не вырабатывал план и не начинал воплощать его в жизнь. Отважный, последовательный и упорный союзник и страшный противник!
       - Со дня на день Его высочество Джакомо начнёт подготовку к отражению агрессии против нас, — продолжал брат Мауро. — Наш священный долг — оказать ему в этом поддержку и помощь, убедить наших мнее решительных собратьев, что время колебаний прошло — в опасности не только страна, но весь цивилизованный мир! Андзола — на острие прогресса, впереди многих по уровню развития — нельзя, чтобы всё это было разрушено ордами врагов, падких на грабёж!
       Хорошо поёшь, как по нотам, мысленно одобрил Орсо. Но Ада как будто читала твою партитуру...
       - Горите, братья! — воззвал брат Мауро. — Горите ясно, как светочи во тьме бессилия и трусости! Даже если не мы разожжём огонь войны, кто, как не мы, направит его на разрушение старого, отжившего, косного! Если мир стряхнёт с себя окалину прошлого и возродится, — он будет спасён! Если нет — лучше погибнуть в этом огне, чем десятками лет тихо гнить в куче навоза!
       Дать бы тебе, мерзавец, вилы побольше да заставить разгребать этот навоз, который ты и твои идейные приятели навалили на мир, разозлился Орсо. Рукоять пистолета снова коснулась кожи яростным холодом: они будут гореть, будут, но не так, как мечтается этому провокатору! На мгновение Орсо словно в самом деле увидел исполинский пожар, охватывающий планету, как глобус из папье-маше: в огне съёживаются и чернеют материки и острова, пылает океан и дымные колонны устремляются к чёрным небесам, лишённым звёзд... Чтобы отогнать заманчивое и жуткое видение и вернуться к реальности, он схватился за оружие: последнее дело — в разгар важной работы предаваться визионерству, как барышня на сеансе гадания!
       - Сколько же нас, братья? — взвыл Мауро. — Сколько нас пойдёт станет во главе святой освободительной войны?
       Молодёжь вскочила, глухо брякнули сдвинутые кружки:
       - Мы все здесь!
       - Мы все!
       - Не все! — выскочил кто-то незнакомый Орсо из-за дальнего стола. — Брата Джузеппе нет!
       - И брата Лукано!
       Мауро сразу погас, будто свечку задули (великий всё-таки актёр!), и сказал тихо и хрипло:
       - Брат Джузеппе уже заплатил жизнью за верность нашему делу. Провокаторы попытались склонить его к сотрудничеству и, не добившись его согласия, совершили зверское убийство.
       «Интереснейшее общество» вскипело, как кастрюля убежавшего молока:
       - Провокаторы?!
       - Кто посмел?!
       - Какие провокаторы? Найти их и свернуть шею!
       - Откуда ты знаешь?
       - Из полицейских отчётов, — склонил голову Мауро. — Были свидетели, которые слышали их разговор. Но поймать убийцу пока не удалось... Братья! Почтим память нашего товарища!
       Кружки наполнились вновь — все выпили стоя.
       - А брат Лукано? С ним ничего не случилось? — продолжал тот же голос из-за дальнего стола. Орсо встревожился — не вызвал бы этот мальчишка подозрений Мауро раньше времени! Но поборник войны не придал этому значения:
       - Нет, он...
       - Нет? — поднялся Федерико. — А это ты откуда знаешь?
       Взгляд Мауро метнулся по зале, замер на мгновение на безмолвных охранниках по углам — почуял наконец опасность! Орсо уже без раздумий сжал в руке пистолет: ждать больше нечего.
       «Братья» недоумённо переглядывались, кое-кто начал подниматься со своих мест.
       - Сядьте! — рыкнул Федерико. — Расскажи нам, что ты знаешь о наших братьях! Где Лукано? Где Гаэтано? Кто и почему показал тебе полицейские отчёты?
       Риск был немалый — если Мауро успеет сообразить, где у расставленной сети дырка, он уйдёт, да ещё разрушит доверие к Федерико у остальных, тут больше ничего нельзя будет добиться.
       Нет, не сообразил. Попробовал контратаку, но с козырей не пошёл:
       - А почему ты спрашиваешь меня, достойный брат? Не лучше ли вам самим знать, что с вашими товарищами?
       Две фигуры в углах сдвинулись с мест, плавно приблизились к председательскому месту, где сидел Мауро. Теперь он стоял, наклонившись вперёд и гневно сверкая глазами на «брата Карло». Нет, этого глазами не напугаешь, не на того напал!
       - Потому что ты убийца брата Джузеппе, — ровно, спокойно, как на суде, произнёс Федерико. — И покушался убить ещё одного из нас — это он опознал тебя по полицейскому отчёту, которого ты не видел. Никто в полиции не показывал тебе никаких документов — ты всё выдумал. Хотите, — Федерико обернулся к остальным «братьям», — спросим свидетеля прямо сейчас?
       - Свидетеля? Где он? Кто? — заволновалось «интереснейшее общество». Орсо оглянулся на Паоло: пора? Тот кивнул и взглядом показал на оружие в руке молодого человека. Орсо толкнул дверь и шагнул в залу:
       - Да тут я. Приветствую всех. — Молчаливые фигуры охранников теперь уже откровенно сдвинулись к Мауро, закрыв его справа и слева, но Орсо на них особенно не глядел — за ними есть кому присмотреть, его дело — молодёжь. — Этот господин пригласил меня в кофейню, так же, как беднягу Сексто, и наедине предложил мне предать мой род, дворянскую честь и моих собратьев — вас! Его цель — сокрушить старую аристократию, чтобы на руинах разграбленной страны привести к власти новых дворян, бывших торгашей и банкиров. Они сперва напьются нашей крови, потом присвоят себе наши привилегии и займут наше место!
       Он обвёл взглядом притихших «братьев»; у многих, по лицам видно, уже закрутились в голове логичные мысли: небогатый и не очень знатный наследник против самых родовитых семей страны — это могло бы бы правдой! Вполне могло бы!
       - Когда я сказал этой мрази, что в грязные игры не играю, он попытался ударить меня ножом, так же, как брата Джузеппе, но я ждал этого, поэтому уцелел. Поэтому ни меня, ни брата Лукано сегодня не позвали на собрание — мы больше не вызывали доверия этого двуличного мерзавца. Теперь он зовёт вас на войну, где вы сгинете в первых рядах, а на ваше место, в замки и дворцы ваших отцов придут... кто? Кому он пообещал ваше достояние?!
       Конечно, безобразие так говорить, нечестно и несправедливо взывать к сословной гордости и спеси этой молодёжи, и Орсо было мучительно стыдно перед ними, тем более что сам он, мелкий рантье, — тут Мауро прав! — ни в грош не ставил всю эту рыцарскую мишуру. Но ничем другим их не пробить, и, во всяком случае, влияние брата Мауро в этой среде надо уничтожить любой ценой. Ни одно его слово больше не должно вызывать у них доверия.
       У Мауро наконец сдали нервы — он бросился между своими телохранителями, они закрыли его от собравшихся, выставив пистолеты — не подходи! Орсо поднял своё оружие, но направил его не на охранников — пользуясь своим ростом, он мог видеть за спинами охраны своего врага, и серебряный ствол смотрел ему в голову:
       - Не торопись — пуля быстрее...
       Мауро, не слушая, рванулся к двери из залы — и отпрыгнул назад, выхватывая клинок, мало полезный против трёх стволов в руках полицейских.
       - Дом окружён, — громыхнул Федерико, — хватит извиваться, змеюка. Тебе даётся шанс достойно ответить за свои выходки, а не сдохнуть, как трус, от пули в затылок.
       - Господин, известный как брат Мауро, вы арестованы по обвинению в убийстве и покушении на убийство на основании показаний свидетелей, — голос полицейского сержанта несколько снизил пафос момента, и весьма кстати: Мауро сразу стал похож не на пленённого трибуна, а на загнанную крысу.
       Один из его телохранителей дёрнулся, вскидывая руку, — и рухнул с дырой во лбу: Паоло не покинул свой пост за дверью, а стрелять оттуда было куда как удобно...
       Полицейские скрутили Мауро и второго охранника и без всякого пиетета поволокли их наружу. Орсо пожал руку Федерико и вышел следом — его беспокоило, где сейчас Матео. Появляться во время всей сцены он и не должен был, но мало ли что могло произойти за стенами трактира!
Матео явился сам, да не один, а с добычей: во дворе на снегу корчился крепко связанный оборванец.
       - Как-то он мне не понравился, — объяснил Матео. — Шмыгал туда-сюда под окнами, а потом, когда вы там начали палить, попытался сбежать. Скользкий тип...
       Орсо в изумлении смотрел на тихого приятеля:
       - Как же ты его взял?
       - Как в дворовой драке: подставил ножку, потом за шиворот — и носом в снег. Меня так всё детство валяли, мне тоже захотелось, — Матео улыбался дрожащими губами, и Орсо подумалось, что и с этого собрания, как в прошлый раз, у них одна дорога — к Аде на тёплую кухню. Если только это в самом деле конец истории «интереснейшего общества»...
Subscribe

  • Ещё сказочка, наконец закончила

    Ну, осталась из первоначально задуманного объёма одна, заветная. Какая интереснее - японская, китайская, африканская? Чего душа просит? СОЛНЕЧНЫЙ…

  • (no subject)

    Нынешнее время — не эпоха скорбей, Нынче горевать — неподходящее дело: Светит на макушку золотой скарабей, Хочет убедить, что будет всё, как хотела.…

  • Чтобы что-то было в ЖЖ :)

    Будет ещё немного текста, потому что возникли поводы к нему вернуться. Я вообще, видимо, марафонец - этой книжке летом 9 лет (!). А она ещё только…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments