Обозреватель стенгазеты (helghi) wrote,
Обозреватель стенгазеты
helghi

Categories:

Бойтесь своих желаний...

...или как я оказалась немножко библейским Исааком.
Эпиграф:
Однако за время пути
Собака могла подрасти...
(С. Маршак)


В далёком 2001 году наш сектор перенёс ужасный удар - туда взяли на работу меня. В моём лице сектор обрёл неиссякаемый источник лулзов, сложностей и общественных инициатив, хотя, надо заметить, также постоянный, хотя и не буйный, родничок решений проблем в стиле "ааа_капец_мы_все_умрём_что_делать_как_жить" или "ой_вот_надо_прямщас_быстро".

Для тех, кто читает нашу стенгазету сравнительно недавно, расскажу, чем мы занимаемся, это важно для понимания дальнейшей драмы. Наша основная и неизменная тема - подготовка к изданию образцов фольклора народов Сибири (текстов, нот, фоточек и видюшечек) в едином формате серии под названием "Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока" (вот тут можно почитать и послушать). Сама работа включает всегда одинаковые этапы: мы получаем от составителей или делаем сами базу рукописи, потом её долго обрабатываем напильником для соответствия требованиям научной публикации (про эти требования можно рассказывать отдельно), соотносим тексты с музыкой и картинками, редактируем перевод на русский, и в таком виде - тексты на двух языках, фото, звук, ноты (скоро добавится ещё и видео) - всё это отправляется в издательство. Всё, что дальше, - это уже вычитка и сверка, это не интересно.

Пара слов про составителей. Источники текстов, сиречь записи фольклора, делятся на старые архивные и сравнительно свежие (собранные с применением цифры или хотя бы аудио- и видеокассет). Изученность фольклора разных народов очень разная: где-то систематический сбор начался ещё при царях, где-то - в ХХ веке, где-то и вовсе в позднесоветские времена. Естественно, качество материала (не записей, а самого материала) тоже разное: хороших исполнителей надо искать, из тысяч записей отбирать лучшее по каким-то понятным критериям, и проч., и проч., и проч. Ещё и собиратели разные: одни пишут всё подряд, другие выбирают прямо "в поле" (а куда деваться, если у тебя на всю экспедицию всего 20 кассет по 90 минут!), третьи пишут, но теряют, некоторые передают свои записи сторонним организациям (и часто это означает конец - следов не найти). Короче - детектив, и даже с убийствами (это не шутка).

В общем, важно, кто, когда, как и в каком количестве собирал материал и как с ним потом поступал - забыл на 20 лет в архивах, сразу сел и обработал, разбирал постепенно в течение тех же 20 лет... Результат разный - набирается опыт, растут навыки работы, но и здоровье ухудшается, падает слух, зрение, а в работе с полевыми записями это важно. Поэтому с материалами, которые мы получаем, всегда лотерея.

Так вот непосредственно к драме. В 2002 году мне, зелёной и желторотой в научном плане, торжественно поднесли 4 огромных безобразно распухших папки с рукописью тома обрядовой поэзии эвенков и сказали: "Работай". Иначе говоря, назначили редактором русского перевода. По ходу дела выяснилось, что предыдущая редактор не нашла общего языка с составителем - старой пьющей тёткой, которая набила в рукопись материалы своих экспедиций за 30 с лишним лет, где-то как-то перевела и кое-как накропала научную статью. Поднять это было тяжко - и в прямом, и в переносном смысле*. Я по очереди перенесла папки в свой угол и начала разбираться, одновременно понимая, что работа редактора перевода - это адъ и Израiль в одном лице. Ну а как ещё это можно было оценить?..

А в 2006 году, когда я сидела по уши в этой жуткой рукописи и параллельно дописывала диссертацию, в сектор попала рукопись тома "Фольклор селькупов". Небо и земля! Том делала дружная и работящая команда томичей при деятельном участии нашего музыковеда Гали и финского музыковеда Яркко; они собрали архивные материалы, привели их в порядок, поездили в экспедиции (благо селькупы практически все живут в Томской области), добрали недостающее и сделали добротный, продуманный том. И на секторском совещании стали решать, кто будет редактором переводов.
- Можно, я? - робко сказала я. Мне хотелось верить, что "в мире есть другие области" кроме нечёсанной и дикой рукописи эвенков.
- Нельзя! - авторитетно сказал Н.А., мой научрук номер раз и тогдашний завсектором. - У тебя диссертация. И эвенки.
И я отправилась в свой угол пилить эвенков, а редактором сделали Костю. Костя - отличный редактор, но делает всё возможное, чтобы не заниматься редактированием, ибо по научной подготовке он этнограф, а по призванию - адепт видео. Т.е. все экспедиции - на нём, обработка видеоматериалов после экспедиций - на нём, монтаж очередного отчётного фильма к очередной и внеочередной дате - на нём, фотовыставки - тоже на нём, и всё это он тащил и тащит с истинно буддийским смирением, а Будда Майтрея с иконы над его столом смотрит сочувственно, он сам такой. В общем, том утвердили за Костей, и долгое время мы с селькупами не встречались.

Потом настали новые времена, Н.А. не стало, сектор возглавила Е.Н. - намного более вменяемая и, что важно, непьющая. На очередном совещании в 2010 году достали том селькупов и выяснили, что Костя его не доделал - элементарно некогда было.
- А давайте, - сказала Е.Н., - отдадим редактуру...
- Давайте! - обрадовалась я. - Давайте мне.
- Нет, - сурово сказала Е.Н., - у тебя эвенки. И тувинцы. И алтайцы. И нанайцы. (И камень на шею, подумалось мне). Редактором будет Аня.

Аня со вздохом взяла папки и ушла работать. Но у Ани синдром утёнка сработал жёстко: первая рукопись, которая попала ей в работу, была рукопись с текстами медвежьего праздника хантов. И Аня пропала: не прошло и 2 лет, как она полностью погрузилась в хантов, ездила в экспедиции, выучила хантыйские языки (фолкьлорный и современный), написала и защитила диссертацию по хантам... короче, пропал человек. Конечно, селькупы и тут оказались на обочине. Но Аня сделала экспертизу тома, за что ей отдельная хвала: там указано, чего не хватает и где что не доделано.

И вот настал 2020 год, и на очередном совещании снова всплыл вопрос селькупов.
- Кто же у нас редактором-то будет? - грустно спросила Е.Н.
Я поняла - это шанс.
- Дайте уже мне, наконец. Уже и эвенки изданы, и алтайцы, и тувинцы, и даже внеплановые хакасы, чтоб им пусто было. Дайте мне селькупов, я их любить буду...
- Бери, - облегчённо вдохнул сектор. И мне выдали рукопись... тома "Фольклор южных селькупов".
Это был просто гол в девятку. Оказывается, за время неспешной работы том размножился делением на южный и северный. Я-то нацелилась на северный селькупский фольклор - где сказки про Иття и всё прочее. Про южных я знаю фиг да маленько, хотя даже сподобилась написать раздел по фольклору селькупов для вузовской программы "Фольклор народов Сибири".
Видимо, я сильно ошалела, потому что Е.Н. ободряюще добавила:
- А вот закончишь южных - мы тебе и северных поручим.

Так что, дорогие товарищи, придётся мне прежде, чем заняться моей северной Рахилью, семь лет пахать над южной Лией :) Добилась, фиг ли. Пожелайте мне удачи - пошла читать рукопись.

* - а вот так это выглядит сейчас
Tags: "Институтская жизнь", святой редактор-мученик
Subscribe

  • Ещё сказочка, наконец закончила

    Ну, осталась из первоначально задуманного объёма одна, заветная. Какая интереснее - японская, китайская, африканская? Чего душа просит? СОЛНЕЧНЫЙ…

  • (no subject)

    Нынешнее время — не эпоха скорбей, Нынче горевать — неподходящее дело: Светит на макушку золотой скарабей, Хочет убедить, что будет всё, как хотела.…

  • Чтобы что-то было в ЖЖ :)

    Будет ещё немного текста, потому что возникли поводы к нему вернуться. Я вообще, видимо, марафонец - этой книжке летом 9 лет (!). А она ещё только…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Ещё сказочка, наконец закончила

    Ну, осталась из первоначально задуманного объёма одна, заветная. Какая интереснее - японская, китайская, африканская? Чего душа просит? СОЛНЕЧНЫЙ…

  • (no subject)

    Нынешнее время — не эпоха скорбей, Нынче горевать — неподходящее дело: Светит на макушку золотой скарабей, Хочет убедить, что будет всё, как хотела.…

  • Чтобы что-то было в ЖЖ :)

    Будет ещё немного текста, потому что возникли поводы к нему вернуться. Я вообще, видимо, марафонец - этой книжке летом 9 лет (!). А она ещё только…