Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

ч/б

А олени лучше?

Попался случайно очень хороший документальный фильм об оленных чукчах. Современный, свеженький.
Про жизнь оленеводов там всё правильно показано. И в "раньшее время" там мало что отличалось, только что раций и снегоходов не было.
А беспокоит меня другое.

Многим эта жизнь "наедине с природой" покажется очень влекущей. Да и герои фильма вроде как из тундры не бегут бегом в город или даже в посёлки... Да, тяжелая работа, да, холод, нет зомбоящика и планшетов (спойлер: на самом деле есть, только с электричеством сложно) - чего ещё желать?

Это обман зрения. Нет в этой жизни в наше время ничего хорошего. Просто всё, что им могут предложить кроме этого, - ещё хуже.

Одно время у нас любили писать, что советская власть силой выдрала северные народы из их блаженного состояния и пинками поволокла в светлое коммунистическое будущее. Мол, преступники какие, разрушили привычный уклад жизни, ах, мерзавцы.
Те, кто так говорил, выросли уже во времена, когда подавляющее большинство людей на Севере жили в отапливаемых домах, пользовались телефонами, летали на самолётах и смотрели телевизор. Того самого "уклада" - с голодовками каждую зиму, с "добровольной смертью", с родами в пустом холодном чуме, с привычкой не спасать оторвавшихся на льдине - они в глаза не видели. Про это хорошо, точно писала Александра Путинцева (я уже как-то раз говорила о её книге "Дневники Красной юрты", она жила и налаживала советский быт у нанайцев в 20-х - 30-х годах). Это очевидно, об этом лишний раз можно не рассказывать. Вопрос в другом.

Когда из аборигенных народов Сибири стали выходить представители национальной интеллигенции, они сразу чётко поделились на два потока. Одни, окончив 10-летку и институт, возвращались к себе на севера, чтобы поделиться выученным с земляками и работать врачами, учителями, механизаторами, радистами, пилотами там, где выросли. Другие постарались "зацепиться" и "устроиться", сделав всё возможное, чтобы не возвращаться в родные юрты и чумы. Квартирка в Ленинграде, приличная непыльная должность и заграничные командировки в качестве "представителей малых народностей СССР" их вполне устраивали.

И когда понеслись очередные холодные вихри после развала СССР (а на самом деле - ещё незадолго до развала), вот эти вторые и завели песенку о разрушенном "традиционном укладе". Но во времена, когда эти песенки звучали, оленеводы и китоловы жили уже не в чумах, а в домах с центральным отоплением, все были поголовно грамотны и при необходимости летали в областной центр вертолётами. И про Союзе, как бы его ни ругали, возвращаться обратно в чумы никто не хотел. Захотели потом, когда Союза не стало.

Почему? Сами знаете, я думаю: потому же, почему потомки земледельцев потянулись "назад к землице", - в надежде сохранить хоть что-то своё, не национальное - человеческое, хоть что-то уберечь от беспощадной эксплуатации. Для многих лучше жить в яранге в минус 40 и кочевать по 20 раз за зиму, чем обретаться в городе, где плохо с работой, на должности дворника на три ставки (на одну не прожить) или собирать бутылки по помойкам. С оленями, тюленями и прочими песцами, которых в тундре ещё хоть немножко есть, ты получаешь хотя бы иллюзию неполной зависимости от чужой безразличной воли, которой от тебя нужно только одно: прибыль.

Помнится, ханты одно время радовались, когда у них скупали родовые земли для добычи газа. Потом радоваться перестали: вести хотя бы отчасти независимую жизнь стало негде, а подаваться в город (где нет работы) - верная смерть от пьянства и бескормицы. Компенсации, которые одно время им платили за пользование землёй, делу не помогали: не всё покупается, хотя почти всё продаётся. Не купишь на эти компенсации ощущения, что ты человек, а не источник прибыли или помеха для более "эффективного" землепользования.

Американские и гренландские инуиты, тлинкиты, алгонкины это ощутили на себе намного раньше - они с самого начала попали в крепкие объятия капиталистической экономики. Да, у них выходили про это книги, да, их издавали в СССР, их даже читали, но поверить в то, что это может случиться здесь, у нас, не могли. Просто в голове не умещалось. Очень уж хотелось рынка и свободы. "Вы дрались за Свободу, и она ваша. Ешьте её, о волки".

Так что нет у "маленького камня" другого выхода, кроме как оставаться в тундре и звать туда же внуков. Все другие пути для них ведут в прямое рабство. А здесь рабское положение всё-таки не так сильно ощущается...